«Записки выжившего»

00:00:00
5 минут
«Записки выжившего»
pixabay com

                                                                  
Началось все, как обычная простуда. Насморк и першение в горле. С этими симптомами даже было стыдно вызывать врача.

 Так было дня три, наверное, а потом резко подскочила температура. Еще дня три я ее безуспешно сбивала – на короткое время ртутный столбик полз вниз, а через час-другой опять возвращался к 38,5 или 39. Хочу сразу заметить – насморк, и кашель отсутствовали и меня ничего кроме температуры не одолевало.

Утром 27 вызвали врача и пришла студентка-практикантка из поликлиники. Сделала всем присутствующим экспресс-тест – (у всех были одинаковые симптомы и даже температура) и только у меня оказался положительный ПЦР на Ковид.

Так как ничего кроме температуры на тот момент меня не беспокоило, то от госпитализации я отказалась.
В Новогоднюю ночь, а именно с 31 на 1, я поняла, что мне резко поплохело. Со скорой меня отправили в ГКБ 79. Врач, приехавшая на скорой, была без защитного костюма, хотя сразу сказали, что бригада нужна к Ковид положительному пациенту. 

Измерили сатурацию она 78. Низко. Врач побежала за кислородным баллоном – и меня в маске провели через лифт, подъезд к машине, которая находилась  не рядом с домом, а на стоянке. Только в тот момент, я поняла, почему говорят носите маски, особенно в лифтах и плохо проветриваемых местах.
Приехав в больницу и надышавшись кислородом, сатурация стала 97. У меня взяли кровь и отправили на КТ.

Томография стала решающей и показала 85% поражения легких.  С острой пневмонией меня определили, как тяжело больную в реанимацию. Кто не знает реанимация подразумевает полную наготу. Благо санитарки были лояльны и дали два одеяла, потому, что меня трясло и от температуры, и от недостатка кислорода, и от холода. 

  Все процедуры были внутривенные. Меня подключили к аппаратуре, которая показывала, не только сердцебиение, но и уровень сатурации другие параметры.  Дабы избежать трудностей — я сразу  оговорила, что  слабослыщащая и через маску ничего не понимаю. Хочу отметить, что весь персонал ходил в белых костюмах и волосы они собирали под шапочку, а на лице были маски и у некоторых очки.
 Многие маски снимали, когда говорили со мной, а у некоторых их и не было вовсе. Некий пофигизм у врачей уже давно. При этом многие говорят, что уже переболели Ковидом, но делать прививку не собираются.  Это я пишу не в поддержку антиваксеров, а для информации, потому что болеть, скажу я вам честно, не очень приятно...

Тем более умирали многие и привитые, и нет. Страшно видеть черные мешки и работников морга. Причем к нам приходил за покойниками один и тот же санитар. Многие не переживали ночь и уже утром санитар увозил очередного клиента морга.  Мне в эти моменты хотелось сильно зажмурится и, открыв глаза, оказаться дома в своей постели. Ничего не получалось, то ли я не так зажмуривалась, то ли мешала маска. 

Кислород, который нам подавался — была обычная вода из-под крана. Формула воды содержит молекулу кислорода, которую обогащали какими-то очистительными примесями, что мы и вдыхали. Так как кислород и регулятор был над головой высоко, то лишний раз что-либо делать медсестрам не хотелось. У меня была пневмония и кислород подавался ледяной.

Дошло до того, что у меня дико заболело горло и вместо того, чтобы лечить меня от Ковида мне лечили больное горло. Но вопреки лечению врачей, пациент жутко хотел жить и спустя две недели меня перевели из реанимации в общую палату. 

В общей палате  я провела еще неделю и меня выписали на долечивание домой. Если честно, это было мое горячее желание. Наконец, оказаться дома и  вдохнуть воздух своей родной подушки и своей комнаты. В день выписки мне сняли подключичный катетер, который не давал мне лечь на живот и который доставлял кучу дискомфорта.
Катетер был под левой ключицей и врач, который его ставил делал это очень больно. Мало того его еще и пришивали на живую безо всякого обезболивания в двух местах.  Потом катетер приклеили большим пластырем. Самые болезненные были уколы - ежедневные пробы. Прошел месяц. А рука до сих пор болит. Уже прошли синяки, даже место, где был катетер стало шрамом, а места уколов остались, видимо, на память.

Еще расскажу о симптомах последнего штамма (его еще называют Омикрон) — кашель, насморк (почти у всех) Дикая сухость во рту (об этом говорят многие) и хочется постоянно пить. Затрудненное дыхание и низкая сатурация. Потом дикая сухость кожи. С меня кожа, буквально, сходила лоскутами и где были синяки была неприятная стянутость из-за чего все приходилось постоянно мазать увлажняющим кремом.

Кашель появился  через пару недель после выписки. На руках и ногах есть высыпания – вроде крапивницы. Никакого снижения слуха не наблюдаю. Одев СА испытала те же эмоции, что и в первый раз – восторг от присутствия всех звуков, которые раннее отсутствовали. 

Нет также и резкой боли и не было, об этом также пишут многие СМИ.

Основной вывод, что я для себя сделала— болеть плохо, особенно болеть сейчас.
 Наталья КОМОЛЕНКО

Читайте также