Версия для слабовидящих (звук)

Учите летать белую ворону

4 минуты
Учите летать белую ворону

Что делать, если ребенка-инвалида травят в школе?

Великий русский педагог Василий Сухомлинский настаивал на том, чтобы в каждый школьный класс обязательно зачислять хотя бы одного ребенка с ограниченными возможностями. Он считал, что таким образом здоровые дети будут учиться человечности, «облагораживаться» через искусство сопереживания чужим страданиям.


Сухомлинского не стало в 1970-м, и вместе с его уходом как-то сошли на нет истории о том, как сердечные школьники всем классом ходят к парализованному однокласснику, читают ему книги, помогают постичь премудрости школьной программы, выносят на руках в лес, к белкам, ручью.

Можно встретить отдельные случаи сочувствия детям-инвалидам со стороны редких товарищей по играм, но в целом «особенный» ребенок вызывает в школьном коллективе скорее чувство жгучего любопытства пополам с желанием поэксперементировать над не таким, как все. Не будем торопиться возлагать всю вину на душевную черствость современных школьников: дети, увы, жестоки, и связано это с отсутствием жизненного опыта.

Трудно сострадать тому, о чем сам не имеешь ни малейшего представления; а физические недостатки нередко становятся поводом для шуток и в цирке, и по телевизору, и сами же взрослые улыбаются этим шуткам.

Но вашему ребенку, особенно если он впервые попал в детский коллектив из оранжерейных условий семьи, где к нему относились как к редкому тепличному растению, трудно объяснить мотивы жестокости своих сверстников.

Маленький инвалид через удивление, обиду, стыд приходит к желанию уйти в себя, сделаться как можно незаметнее для окружающих. Он все глубже погружается в свой мир, пестует собственные комплексы и привыкает жить в оглушающем одиночестве. Его картина мира сильно меняется – и не в лучшую сторону.

Как быть? Ну, во-первых, принять тот факт, что если не травля, то постоянные дразнилки и повышенное внимание к физическим/умственным недостаткам вашего «особенного» ребенка неизбежны.

Это, конечно, не значит, что с ними не нужно бороться. Нужно. Обязательно терпеливо объяснять детям, почему ваш ребенок не такой, как все – и одновременно почему он на самом деле мало чем отличается от сверстников.

Но следует и быть готовым к тому, что такие разговоры помогают мало, особенно, если разъяснительные беседы на эту тему не подхватят другие родители и, конечно, педагоги.

Здоровые дети будут самоутверждаться за счет слабого, к этому толкает их элементарный стадный инстинкт. А значит, нужно научить вашего ребенка правильно реагировать на издевательства: не поддаваться им, но и не бросаться на обидчика, тем более, что он заведомо сильнее и ловчее. Не огрызаться, а попытаться выбить дразнилу из колеи, отпустив тому неожиданный комплимент: «Ха-ха, эй ты, колченогий!» - «Я просто хромаю, а ты быстрый и здоровый».

Не стараться «замириться» с задирой путем заискивания и подчинения, но стараться стать интересным собеседником, поражая новых товарищей интересными знаниями и умением вести разговор. Здесь на первый план должно выйти искусство хорошего школьного психолога, помноженное на усилия классного руководителя. Важно придумать такое коллективное занятие, в котором ребенок с ограниченными возможностями здоровья сможет проявить себя в полной мере и с лучшей стороны.

Бывает также, что, пытаясь решить проблему детских конфликтов в инклюзивном образовании, родители и педагоги впадают в обратную крайность.

Чрезмерно подчеркивая особое положение ребенка-инвалида в коллективе, они отводят ему роль «священной коровы», которой позволено все. Это не прибавляет к особенному ребенку симпатии со стороны других детей, да и ему самому внушает мысль о собственной исключительности, доставшейся ему лично просто по праву рождения. В этом случае в униженном

положении оказываются здоровые дети, права и достоинства которых ущемляются в пользу инвалида. Недовольства подобного рода обычно крепнут и вызревают годами, чтобы потом взлететь на воздух с взрывной волной такой силы, что она камня на камне не оставит от всех предыдущих толерантных методик.

Но что делать, если костер травли в отношении ребенка уже полыхает вовсю – не помогают ни разговоры с родителями обидчиков, ни дисциплинарнрые наказания? Как крайняя мера, остается, конечно, обращение к омбудсменам, в полицию, прокуратуру и суд. Но стоит помнить, что самой сути конфликта это не решит, а противостоящую сторону сильно ожесточит.

Для того, чтобы убедить суд в виновности ответчика, нужно будет искать свидетелей, а мало кто из детей согласится стать доносчиком в глазах своих товарищей.

Точно так же, как и родители никогда не примут вашей попытки доказать, что их чада являются настоящими маленькими монстрами, лишенными сострадания. Прежде, чем продолжать настраивать против вашего «особенного» ребенка весь мир, стоит хорошо обдумать ситуацию. Бывает, что лучшим выходом становится перевод на домашнее обучение или в другую школу.

В любом случае, решаясь стать участником инклюзивной программы обучения, взвесьте все «за» и «против» - причем лучше при помощи психотерапевта, который консультирует вашего ребенка. Испытание новым коллективом порой не выдерживают и взрослые характеры с тренированной психикой.

Светлана Тихомирова для Инваньюс