Своя инвалидность ближе?

00:00:00
4 минуты
Своя инвалидность ближе?
img.freepik com

Все мы очень хотим, чтобы условно здоровые люди понимали и соблюдали особенности и потребности инвалидов, но вот готовы ли сами представители этой категории населения также воспринимать друг друга?  Сейчас и попробуем разобраться.

Со своей колокольни

В последние годы стало появляться множество некоммерческих организаций и других компаний, которые в рамках государственных квот занимаются созданием  рабочих мест для лиц с ОВЗ, формируя по-настоящему инклюзивные трудовые коллективы. Принимая на работу людей с различными видами нозологий, они пытаются наладить сам производственный процесс, и тут-то нередко возникает немало трудностей.

 На практике выясняется, что хорошо знающие своё заболевание и требующие соблюдения собственных интересов инвалиды совершенно не готовы с таким же пониманием относиться к особенностям товарищей по несчастью, имеющих, однако, другую специфику. 

Так, от незрячих людей частенько приходится слышать, что, к примеру, работающие с ними колясочники, всегда ратующие за установку правильных пандусов, очень долго не могут принять, что инвалиды по зрению не в состоянии распознать информацию, присланную им в виде фото. Сбрасывая в рабочие мессенджеры какую-либо задачу в формате фотографии, инвалиды с другими ограничениями оказываются обескуражены тем, что слепой коллега просит изображение описать, и вместо предоставления отнюдь несложного тифлокомментария, кстати, вполне посильного, ссылаясь на длительность этого процесса, всячески стараются его избежать. 

Говоря же об организации доступной среды, те же опорники часто подчёркивают «вредность» любых бордюров, совершенно забывая о том, что даже маленькие поребрики служат ориентирами для незрячих пешеходов, которые всегда ведут по ним тростью. 
С аналогичными проблемами сталкиваются и люди неслышащие. До их коллег с другими видами инвалидности почему-то совсем не сразу доходит, что прослушать голосовые сообщения они не могут, да и вообще любая информация в звуковом формате должна быть в целях обеспечения той же доступности переведена в текст. 

Возлюби ближнего!..

Как и почему это происходит, вопрос достаточно тонкий. По большому счёту выходит, что срабатывает банальный эгоизм.  Прекрасно осознавая свои потребности и возможности, многие инвалиды начинают считать их чуть ли не единственными, а уж точно самыми главными.  Те, для кого основные трудности связаны с архитектурными барьерами, частенько даже не считают нужным вникнуть в то, что такие же барьеры, только уже информационного характера, существуют и у других. А ведь это не меньшая проблема, и помогать её решать тоже нужно.  Разве человек, передвигающийся на коляске, не обидится, если в качестве рабочего поручения перед ним поставят задачу попасть в здание с десятью крутыми ступеньками без оборудованного входа, чтобы, например, описать его внутренний интерьер?
 Так почему же тогда незрячие должны по десять-двадцать раз объяснять одним и тем же коллегам, что фотографии скринридерами не озвучиваются и их просто нужно словесно описывать? А люди с нарушениями слуха - также многократно  акцентировать внимание на необходимости обмена текстовыми сообщениями? 

Детские заблуждения взрослых людей

Ещё хуже бывает, когда инвалиды начинают спорить, кому тяжелее: «Ну что там, у него руки, ноги есть, вот только разве что не видит…» / «Они всего лишь  не ходят, но зато видят и слышат…». Подобных утверждений можно встретить, к сожалению,  целое множество, хотя все они выглядят не просто нелепо, но даже дико и бесчеловечно.
Это чем-то напоминает соревнования из разряда тупой и ещё тупее, а ведёт попросту в никуда. 

Понятно, что  спорить, кому хуже, абсолютно бессмысленно, поскольку при появлении серьёзных ограничений здоровья плохо становится всегда и всем.
И единственное спасение здесь – это уважение, взаимопомощь и взаимовыручка. 

Рецепт успеха

Если имея одну инвалидность, вы не знаете особенности другой, не поленитесь о них почитать или ещё проще – спросите об этом самих обладателей: в дружеской беседе о своих сложностях с радостью расскажет любой адекватный человек. А это, кстати,  может стать весьма эффективным способом достоверного представления о дальнейших векторах улучшения доступной среды. 

Ведь люди, имеющие значительные нарушения в работе сенсорных анализаторов, к которым относятся зрение и слух, нуждаются в столь же детальной и качественной адаптации к их возможностям информационного пространства, как и лица с повреждениями опорно-двигательного аппарата – в приспособлении архитектурного ландшафта.

 А помогая друг другу, можно решить любые проблемы!

Софья Золотова

Читайте также