Ограниченность как мышление

5 минут
Ограниченность как мышление
pixabay com

С тех пор, как все цивилизованные сообщества взяли уверенный курс на инклюзию, о необходимости создания безбарьерной среды заговорили повсюду. 

Вот только даже там, где эта среда и была обустроена, инвалидов на улицах значительно больше не стало. Почему? Попробуем разобраться.

Интересные кадры

Кисловодск, улицы Умара Алиева и Марцинкевича, осень 2021 года. Вверх и вниз то и дело проходят люди с полной или частичной потерей зрения. Кто-то – с белой тростью, кто-то – цепочкой, возглавляет которую самый «глазастый», а за ним, положив руку на плечо впереди идущему «звену», тянутся остальные, видящие хуже или не видящие совсем. Ни тактильной плитки, ни пищащих светофоров, ни бордюров, сделанных специально для носителей этой нозологии вокруг нет в принципе!..

 Но зато на лицах обычных прохожих нет и удивлённого выражения, и туповатого отчуждения. К ребятам, запутавшимся на дороге, подходят люди и вежливо спрашивают, куда им нужно, а затем как-то быстро и запросто помогают сориентироваться. Такое бывает? Представьте себе – да.

А теперь другая картинка: город Ставрополь – краевой центр, расположенный в 200 км от названного выше курорта. Вкось автодорогу с непищащим светофором переходит незрячий парень с белой тростью. Рядом с ним – трое прохожих. Двое из них останавливаются и с удивлением наблюдают за тем, как стоя на газоне, молодой человек ищет нижним концом трости тротуар, а третий, прибавив скорость своего пешего спидометра, проносится мимо.

 Через несколько минут парень сам наконец находит выход на вожделенную дорожку между зданием и полосой озеленения и снова уверенно продолжает свой путь. Зеваки, видимо, всё это время задававшиеся вопросом, что перед ними за странное явление природы, с несколько расширенным кругозором рассасываются тоже. В чём же тут дело?

Обыкновенное чудо

А всё просто. В прославленном своими лечебными свойствами Кисловодске уже более шестидесяти лет именно на улице Умара Алиева успешно

функционирует Кисловодский медицинский колледж Минздрава России, каждый год выпускающий свыше 70 дипломированных массажистов с нарушением зрения. Со всей страны сюда приезжают учиться тотально слепые и слабовидящие ребята. И часто абсолютно самостоятельно. Без родителей или иных помощников. Они проходят сложный путь бытовой, профессиональной и психологической реабилитации, по завершению которого те, кто дошёл до победного, обретают уверенность в завтрашнем дне и веру в собственные не столь уж и ограниченные возможности. 

Именно благодаря этим многочисленным «поколениям» выпускников, жители данного микрорайона с самого детства видят рядом с собой незрячих людей, слышат от своих родителей, как правильно помогать им на дороге, а самое главное - понимают, что это такие же тёти и дяди, как и все остальные. Буквально на их глазах слепые и слабовидящие ходят в магазины, банки, совершенно обычные санатории и клиники, куда устроились на работу, ездят на общественном транспорте и такси. Это уже не просто инвалиды с картинки, а соседи, знакомые, друзья, медики, способные помочь в трудной ситуации, а иногда даже любимые супруги. 

И как разительно от этой обыкновенной «идиллии» отличаются города, где инвалиды, безусловно, есть, но живут законсервировано, уединившись в четырёх стенах. Да, в зоне комфорта никто не оскорбит удивлённым взглядом, не обидит глупым и грубым словом, не возникнет необходимости отыскивать тротуар, перейдя перекрёсток по диагонали, но не удастся и перекинуться даже одной ничего не значащей, зато живой фразой с идущим рядом незнакомым человеком, не получится рассмеяться тихонько над случайно услышанным ярким диалогом прохожих, встретить нового реального друга, а самое главное – вдохнуть свежий воздух, погреться на солнышке и ощутить прикосновение ветра.

Горькая правда

Многие ребята с тяжёлыми формами инвалидности, окончив специализированные школы, замыкаются дома, в окружении своих родных,  очень их любящих и о них заботящихся. Они годами не видят никого, кроме матерей, отцов, братьев, сестёр – кого именно, зависит от состава семьи. Такие уже повзрослевшие инвалиды не знают, как приготовить пищу, постирать, убрать, сходить в магазин не столько из-за того, что им это недоступно, сколько из-за того, что их этому никто не научил. 

У них нет представлений об элементарном порядке жизни обычного человека, а иногда самым значимым проявлением собственной самостоятельности становится телефонный звонок поставщику музыкальных дисков. И большего им уже не хочется.

«Не ходи, не бери, не пробуй, не смей, ты этого не сможешь!» - вот что они слышали в моменты, когда пытались сделать самостоятельный шаг. Дорога ложка к обеду, а самое страшное – это упустить время! Ни о чём человек не сожалеет так горько, как о напрасно прошедших мгновениях. Момент упущен, и доказать инвалиду детства, которому уже около сорока и который по привычке продолжает сидеть на шее у усталой, стареющей матери, что он может и должен что-то делать сам, практически невозможно.

Ограниченность физическая переходит в ограниченность душевную, и если с первой ещё можно справиться с помощью пандуса, языка жестов или азбуки Брайля, то победить вторую способна одна лишь огромная личная воля.

Диалектика жизни

Да, доступная среда нужна очень. Упасть с неадаптированного спуска на инвалидной коляске или попасть под машину на не оснащённом звуковым сигналом светофоре с белой тростью – опасно для жизни, но запереться в четырёх стенах, смотря на всё глазами своих близких, - значит не узнать эту жизнь совсем. Человеку нужен весь мир, огромный, удивительный, непредсказуемый, и на его познание, к сожалению, даётся не так много времени..

Софья Золотова

Читайте также